Mash. Как телеграм-канал стал новой бизнес-моделью

0
469

Основатель популярного канала Никита Могутин продал свою долю. Он рассказал Business FM, как такие проекты зарабатывают деньги. Почему продажа телеграм-канала не имеет смысла и в чем преимущества и недостатки «СМИ без правил»?

Mash стал одним из символов новой модели медиабизнеса. Он появился не на пустом месте. Основным владельцем изначально был основатель Life Арам Габрелянов. И на базе Life канал и создали — с сотрудниками, которые знают, как добывать эксклюзивные новости, и со всем огромным ресурсом медиахолдинга, в котором, кстати, у Габрелянова лишь четверть.

Остальные 75% у компании, чьи данные, как замечал «Коммерсантъ», совпадают с данными Национальной Медиа Группы Юрия Ковальчука. Раскрутка телеграм-канала началась с того, что на него начал ссылаться Life. Потом и другие СМИ, в том числе федеральные. Так началась монетизация. И в итоге большой доход стала приносить побочная деятельность Mash.

Никита Могутин бывший совладелец и руководитель проекта Mash «Появились крупные федеральные площадки, которые стали покупать у нас контент. Через какое-то время это стали долгосрочные сотрудничества. Ну, и, собственно, это давало свой хлеб. А в последнее время там так очень плотно, очень хорошо пошли спецпроекты. Это когда вы для клиента что-то делаете, запускаете от вирусного видео до какой-то сложной многоходовой истории с вирусом, с выходом из этого вируса, с новостями, со всем-всем-всем. Ну, а никто не знает, что это вы делали. Все знают, какой красавчик клиент».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Как четыре человека создали главный Telegram-канал белорусского протеста с аудиторией 2 млн подписчиков |

Финансовые данные менеджер разгласить отказался, поскольку он больше не руководит Mash. Но ранее изданию Znak.com он говорил, что только в феврале этого года телеграм-канал заработал почти 4 млн рублей. Для настоящего предприятия это копейки. С учетом всех расходов хватит, чтобы прокормить примерно 10 человек, а в Mash их 27.

Но если работать на всем чужом — отличный дополнительный доход. Поэтому непонятно, что именно продал Могутин. Без команды, без огромного медиаресурса, а значит, и без уникального контента телеграм-канал вряд ли что-то стоит. Конечно, есть бренд, но в нынешних реалиях и на таких площадках бренды быстро забываются. Сейчас у Mash 378 тысяч подписчиков в Telegram. И больше миллиона у паблика «ВКонтакте». Но сегодня они есть, а завтра могут и не быть, замечает политолог Евгений Минченко.

alt=»Евгений Минченко» />Евгений Минченко президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг» «Мне, например, предлагали продать один из наших телеграм-каналов, у меня есть «Политбюро 2.0». Но я отказался, потому что это абсолютно бессмысленная история, потому что если другой человек его будет наполнять, ну, собственно, и подписчики уйдут, потому что это же авторская история, и люди хотят получать именно тот оригинальный контент, за которым они туда пришли. В Telegram подписчик — это существо такое, ему интересно — он подписчик, ему неинтересно — он отписывается».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Как найти канал в Телеграмме по названию, ID, ссылке

Для такого бизнеса не нужно создавать собственную площадку, не нужны дорогостоящие технические специалисты. Все это уже есть. Нужно завоевать аудиторию. Телеграм-каналы — это не СМИ и могут писать что хотят и не опасаясь никакой ответственности. Такие проекты живут там, где нет никакого регулирования. Это и хорошо, и плохо.

Хорошо для бизнеса: запрещенные приемы помогают получить прибыль. Но там, где нет правил, там нет и правды. А без этого ничего долго не живет. В отличие от тех, кто и несут ответственность, и привлекают новую аудиторию. Кстати, прогнозы, что через 20 лет ничего не будет, кроме телевидения (YouTube или Telegram), еще ни разу не сбылись.